ПУБЛИКАЦИИ

Главная

Политика

Криминал

Экономика

Шоу-бизнес

Непознанное

История и личности

Коротко о разном

Спорт

Медицина

Консультации

Письма читателей

Колонка редактора

Женские секреты

Новости из интернета

Наши партнеры

Колонка редактора

Влияние интернет медиа пространства на жизнь людей растет с каждым днем. И любой развивающийся медиа ресурс постепенно движется к тому, что любое опубликованное им слово так или иначе меняет окружающий мир.

Наши партнеры

Наши проекты

Наши архивы

Архив новостей (июнь-октябрь 2012)

Архив новостей (февраль-май 2012)

Архив новостей (январь-февраль 2012)

Архив новостей (октябрь 2011)

2011г. - (апрель-июль)

2010г.

2009г.

2008г.

Продукция компании "ООО Бриг+"

Последняя "роль" Евгения Евстигнеева

Евгений Евстигнеев умер в Лондоне 5 марта 1992 года. Это случилось незадолго до операции на сердце, ради которой он и приехал в Англию.

Деньги, которые дал на операцию Николай Губенко, тогдашний министр культуры, по жестокой иронии пошли на гроб. На памятник выдающемуся актеру на Новодевичьем кладбище страна не раскошелилась - собрали родственники. После его смерти вдова Ирина Цывина сделала на ТВ вечер его памяти. Она же придумала и выпустила книгу "Артист" - воспоминания о нем его друзей. Книга вышла в 1994 году тиражом 10 тысяч экземпляров и стала бестселлером для театральной публики. Потом Ирина Цывина исчезла. Вокруг ее имени заклубились слухи.

- Как же вы жили после смерти Евгения Александровича?

- Недолго работала у Константина Райкина в театре "Сатирикон". После того, как сделала книгу о Евгении Александровиче, увлеклась журналистикой. Уехала в Америку, много писала для русских эмигрантских газет, затем меня пригласили на русский кабельный канал, где я готовила программы о наших знаменитостях театра, кино, эстрады. Потом вышла замуж. Мой нынешний муж работает в Голливуде в документальном кино. У нас двое детей. Сына, ему четыре года, я назвала в честь Евгения Александровича. У нас с ним должен был быть ребенок, но у меня случились преждевременные роды, когда мы были на гастролях в Швеции. Ребенка не спасли. Как-то тихим семейным вечером Евгений Александрович сказал мне: "Я ведь старше. А если я умру? Ведь у тебя все равно родится ребенок, ты же молодая. А у меня имя такое - Женя, и мальчику, и девочке подойдет. Назови в честь меня".

Слухи о нас ходили всегда. Я привыкла. Большая разница в возрасте, Народный артист СССР и его студентка, седина в бороду, бес в ребро... Самое обидное, когда слухи раздували талантливые журналисты. Я сама теперь журналистка и знаю, как можно уничтожить человека одним росчерком пера.

- Сколько лет вы прожили вместе?

- Восемь лет.

- Это большой срок, пусть сплетники заткнутся.

- Я на это не надеюсь. Между прочим, никакой подружкой-разлучницей я не была. С Галиной Волчек, которую я уважаю и люблю, Евгений Александрович прожил недолго, это было так давно. Есть сын Денис. Потом двадцать лет - с Лилией Журкиной. Она умерла. Есть дочь Маша от этого брака. Я выходила замуж за вдовца. Он был мой учитель и мой бог. Я до сих пор представляю, что бы он сказал мне в той или иной ситуации: "Лапочка, ты ведешь себя безобразно" или: "Ты молодец".

- Вам не страшно было начать жить с богом?

- Я же его студенткой была. Обожала его и боялась. Он уже стал за мной ухаживать, а я называла его на "вы".

- Как-то известная актриса Татьяна Васильева писала: "Если бы не красавица Ира, я могла бы влюбиться в него. Когда он обнимал меня на сцене, то я чувствовала объятия мужчины". Евгений Александрович умел ухаживать?

-Да, конечно. Умел дарить цветы, говорил красивые слова завораживающим голосом. Он не был молчуном, как многие думали. Любил застолья, друзей, рассказывал замечательно. Вообщем, был необыкновенный и все. Иначе он не был большим артистом. Его коснулся Бог, понимаете? Вот есть актеры очень талантливые, трудоголики, они свой талант отшлифовали, как драгоценный камень. А Евстигнеев - это природная глыба, которую и шлифовать незачем.

- Так как же все-таки вы перешли на "ты"?

- Я еще долго придумывала фразы, типа "может, кофе выпьем?" или "может быть, переоденемся в чистую рубашку?". Он это заметил и сказал мне как-то: "Перестань, пожалуйста, употреблять эти обтекаемые фразочки. Я простой. Простой, как теплые валенки. Я домашний и простой." В конце концов я привыкла и стала называть его на "ты".

- А что Евгений Александрович велел вам играть, ведь, как говорится, "моя должна быть лучше всех"?

- Он ничего не велел и не помогал мне делать карьеру. И никогда не мог попросить - ни за меня, ни за дочь, ни за предыдущую жену. Я знаю, что она очень страдала из-за этого. Мне было все равно. Более того, мне было страшно играть с ним вместе. Боялась, что скажут, что я бездарная, а он меня за собой тянет.

- Он, конечно, был гений. Иначе непостижимо, как бывший слесарь завода, бывший лабух из кинотеатра мог создавать тончайшие психологические роли, существовать в кадре и на сцене "интеллигантиссимо", как он сам говорил. Вы были его ученицей, расскажите, как он учил студентов.

- А как мы учим своих детей? Мы же не говорим им прописные истины, а пытаемся воспитывать примером. Он так талантливо показывал, что хотелось быть похожим на него. Он учил собой, а мы его повторяли. В актерской профессии это не страшно. Когда начинался "Современник", все были похожи на Ефремова. И Табаков, и Кваша, и возможно даже Евстигнеев.

- Ходили слухи, что Евгений Александрович умер, переволновавшись перед операцией.

- Это не слухи, так и было. Я видела это своими глазами. Веселый, спокойный человек умер сразу после того, как ему нарисовали его сердце и сказали: "Вот так вы можете умереть". Его гениальное воображение заработало. Он представил, как это будет, - и умер. Это была его последняя роль. Ему не надо было ехать в Англию, но его убедили, сказав, что там оперируют лучше, чем у нас. Но не учли, что он был скрупулезно русским человеком. Он так и сказал в одном интервью: "Я сугубо российский мужик". Не понимал ни одного английского слова. Ему нужно было, чтобы врачи и сиделки разговаривали с ним по-русски, чтобы атмосфера вокруг была родная... Наши врачи никогда не говорят больному, что он умрет. А там врач обязан предупредить больного. И его предупредили... Я думаю, если бы его оперировали здесь, он был бы жив и здоров.

Подготовила Марина Белова

310078 г.Харьков
ул. Петровского, 23
Еженедельник "МЕДИА-Украина"
тел. редакции (+380 57) 181-045
Почтовый адрес: 310078 г/п а/я 97
Главный редактор Игорь Доминов
Шеф-редактор Татьяна Денисова

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов публикаций
Влияние интернет медиа пространства на жизнь людей растет с каждым днем. И любой развивающийся медиа ресурс постепенно движется к тому, что любое опубликованное им слово так или иначе меняет окружающий мир.